Экономика права: вторая волна

Второй волной экономики права называют период развития дисциплины, характеризующийся утратой чикагской школой лидирующих позиций и появлением новых теоретических направлений. Проблемы, с которыми столкнулась экономика права в 1980-е годы, отражают общее отношение к неоклассической теории в экономической науке. В 1970-е годы началось развитие периферийных ветвей экономической науки, общей чертой которых было включение в анализ трансакционных издержек, ставшее возможным благодаря работам Коуза. Одной из причин бурного развития альтернативных направлений, в первую очередь институционализма, стало то, что ""норма отдачи" от традиционного экономического анализа снизилась". Более того, теория оказалась непригодной для изучения множества важных вопросов. Например, если пренебрегать трансакционными издержками при исследовании ряда проблем, то остается непонятным, каков смысл существования института права.

Эта ситуация в экономической науке отразилась и на экономике права. Развитие новой институциональной экономики в 1970-х годах привело к появлению критики экономического анализа права с их стороны. Вначале она была незаметной, однако в конце 1970-х годов дебаты относительно роли экономики права в том виде, в котором она существовала на тот момент, усилились. Множество вопросов как у философов права (например, Р. Дворкин) и представителей школы критических правовых исследований, так и со стороны других направлений экономики права (например, Г. Калабрези) вызвал тезис Познера о том, что "общее право лучше всего объяснять как систему, предназначенную для максимизации благосостояния общества". Началась атака со стороны представителей австрийской школы, которые отрицали возможность оценки социальных выгод и издержек и, следовательно, поставили под сомнение объяснение правовой системы с точки зрения эффективности. Представители теории общественного выбора обвиняли чикагскую школу экономики права в том, что они недостаточно внимания уделяют политическим процессам, которые оказывают значительное влияние на функционирование правовой системы. Развитие поведенческой экономической теории также нашло отражение в экономике права в попытках учесть влияние поведенческих особенностей людей на функционирование правовых норм. Например, меры предосторожности, которые предпринимают люди, могут отличаться от оптимального уровня предосторожности в силу того, что для людей характерно недооценивать риски неблагоприятного исхода, с которым лично они могут столкнуться. Это происходит не из-за недостатка информации, а из-за того, как человек оценивает и обрабатывает информацию, когда она касается непосредственно его самого.

Период критики новой дисциплины продолжался до 1983 года, однако она выстояла, стала более зрелой и консолидированной.Хотя в настоящее время Чикагская школа экономики права остается одной из наиболее плодотворных традиций, в последнее время в этой сфере появились и оформились другие тенденции, среди которых институциональная и неоинституциональная экономические теории права, теория общественного выбора, австрийская школа экономики права, поведенческая экономика права. Эти тенденции не стали альтернативой исследовательской программе Чикагской школы, а скорее обогатили ее. Они исследуют роль институтов, стратегического поведения при взаимодействии людей, ограниченной рациональности экономических агентов, неопределенности и предпринимательства, процессы принятия политических решений и политического контекста законодательного процесса.

Различия в основных подходах экономики права - чикагская школа, австрийская школа, институционализм - можно проиллюстрировать на примере анализа доктрин контрактного права. Одной из функций судов в рамках контрактного права является решение вопросов, связанных с нарушением и расторжением контракта в случае, когда исполнение контракта становится невыгодным одному из контрагентов. Сторонники чикагской школы утверждают, что в некоторых случаях нарушение контракта может быть эффективным, то есть выгоды одной из сторон в случае отказа от исполнения контракта будут выше, чем величина потерь второй стороны. Основная задача судей в этой ситуации - создать правильные стимулы контрагентов. Необходимо, чтобы, с одной стороны, у них не было стимулов к "чрезмерному расторжению", то есть чтобы они не отказывались от исполнения контрактов, приводящих к росту эффективности. Но, с другой стороны, надо установить такие условия, чтобы неэффективные контракты не исполнялись. Во многом стимулы контрагентов к эффективному расторжению контракта определяются тем, какое средство судебной защиты будет выбрано, например возмещение ожиданий (то есть сумма, которую получила бы пострадавшая сторона, если бы контракт не был расторгнут) или заранее оцененные убытки (контрагенты заранее договариваются о том, какая сумма будет выплачена, если одна из сторон не выполнит условия контракта). Предполагается, что возмещение ожиданий создает стимулы для эффективного расторжения контракта. В то время как заранее оцененные убытки позволяют избежать трудностей с оценкой ущерба в суде <http://www.centr-i.ru>, однако могут создавать чрезмерные или недостаточные стимулы к эффективному расторжению контракта.

Перейти на страницу: 1 2 3


Другие статьи по экономической теории

Экономическое обоснование перехода бюджетного учреждения в автономное на примере ДОД СДЮСШОР по плаванию
В современных экономических условиях деятельность каждого хозяйственного субъекта является предметом внимания обширного круга участников рыночных отношений, заинтересованных в результата ...

Экономический анализ результатов деятельности предприятия
Знание теоретических основ функционирования экономики предприятия и владение навыками практического проведения экономического анализа результатов деятельности предприятия являются необходимыми условия ...

Экономико-статистический анализ рынка печатных СМИ Великого Новгорода
Выбранная мною тема «Экономико-статистический анализ рынка печатных СМИ Великого Новгорода» весьма актуальна в наши дни. Миллионы газетных полос ежедневно попадают в руки читателей. Вол ...