Роль экономической теории права в оптимизации законодательной и правоприменительной практике

Применение методов институционализма в противодействии преступности имеет и другие важные аспекты как для криминологии (в том числе экономической криминологии), так и для антикриминальной политики и правоохранительной практики. Так, к примеру, сформулированы общие принципы и подходы к решению проблемы экономической оптимизации борьбы с преступностью. Экономическое решение проблемы оптимизации правоохранительной деятельности в самом общем виде показывает экономико-математическая модель, разработанная в 70-е гг. прошлого столетия такими экономистами-криминологами из США, как Л. Филлипс, Г. Воти-младший и К. Эскридж. Данная модель показывает, что расходы на борьбу с преступностью, или, другими словами, издержки предотвращенных преступлений, должны сравняться с издержками совершенных преступлений. Это и будет некий оптимальный уровень преступного поведения, обоснованный экономически. Но от себя заметим, что в такой модели авторами не принимаются во внимание возникающие при названной оптимизации социальные, моральные, этические, политические и иные отрицательные внешние эффекты (экстерналии).

Принципы применения экономической теории в отношении наказания преступников в теории разработаны лишь в отношении такой меры, как сдерживание. Наказание, изоляция и перевоспитание не входят, как правило, в круг ее интересов. Лауреат Нобелевской премии Дж. Бьюкенен обратил внимание на очевидность экономического постулата: для обеспечения воспроизводства такого общественного блага, как законопослушание, должно быть произведено такое общественное "антиблаго", как наказание. Западными специалистами экономически доказано, что увеличение вероятности ареста и длительности срока заключения служит удержанию от преступления. При этом, как доказал другой Нобелевский лауреат - Г. Беккер, совокупные потери общества минимизируются тогда и только тогда, когда вероятность раскрытия преступления и тяжесть наказания таковы, что правонарушителями становятся лишь те лица, которые склонны к риску. Степень же наказания и его тяжесть являются "благами-субститутами", корреляция между которыми эмпирически определена: рост на 1% вероятности осуждения сильнее удерживает от преступления, чем увеличение на 1% тяжести наказания; причем увеличение вероятности осуждения на 1% уменьшает число преступлений на 0,5%.

Исследуя проблему экономического обоснования выбора мер уголовного наказания за преступления, Г. Беккер пришел к важному выводу. На основе использования своей концепции человеческого капитала он заключил, что норма субституции (замены) тюремного заключения денежным штрафом будет качественно отличаться для двух основных категорий преступников - лиц с высоким человеческим капиталом (это преимущественно лица с высоким уровнем образования, "белые воротнички") и лиц с низким человеческим капиталом (малообразованные преступники). Поскольку для первых наиболее ценным ресурсом будет время, а для вторых - деньги, он предложил и соответствующую схему рекомендуемого вида наказания для каждой из категории преступников. Суть этой дифференцированной политики наказаний заключается в том, что для первой группы должна применяться преимущественно мера в виде лишения свободы, для второй - в виде выплаты денежных штрафов. Такой подход считается усиливающим сдерживающий эффект в отношении рассматриваемых двух типологических групп делинквентов, в состав первой из которых по большей части входят именно "беловоротничковые" преступники (бизнес-делинквенты, чиновники-коррупционеры и др.).

Если подойти к применению этого постулата экономической теории преступлений и наказаний с позиций формальной логики (вне учета конкретно-исторического контекста), то можно заключить, что приговор об уголовном наказании с лишением свободы для ряда высших менеджеров ЮКОСа и последующим их тюремным заключением является "эффективным" решением. А вот произведенная 8 дек. 2003 г. либерализация российского уголовного законодательства в части отмены института конфискации имущества и смягчения наказаний за совершение ряда преступлений преимущественно экономической направленности является мерой неадекватной, "неэффективной", противоречащей подходам и выводам экономической теории преступлений и наказаний.

Важное место в разработке проблемы теоретического обоснования государственной политики противодействия криминализации экономики и обеспечения криминологической безопасности субъектов хозяйствования должно быть отведено, помимо разработки предложений по формированию криминологически здоровых моделей экономической системы, анализу эффективности затрат на правоохранительную деятельность и борьбу с преступностью. Для этого также важно использовать инструментарий экономической теории права. В частности, реальный научно-практический интерес представляют разработки таких американских теоретиков, как экономист-криминолог Т. Шеллинг, экономисты Дж. Бьюкенен, М. Олсон и др. В их трудах можно найти убедительное обоснование непривычных для отечественных криминологов выводов о меньших социальных издержках существования организованной преступности по сравнению с неорганизоной, меньшем вреде от преступной деятельности "оседлого бандита" по сравнению с преступной деятельностью "бандита-гастролера", о "предпочтительности" монополизации сферы преступной деятельности по сравнению с конкуренцией в этой сфере и т.д.

Перейти на страницу: 2 3 4 5 6 7 8


Другие статьи по экономической теории

Анализ экономической эффективности деятельности ООО Московские деликатесы
Розничная торговля является одной из наиболее значимых стратегических сфер экономики по продаже товаров в стране. Тема приобретает большую актуальность в связи с принятием федерального з ...

Анализ и диагностика финансово-хозяйственной деятельности предприятия
В условиях рыночной экономики предприятие должно постоянно повышать свою конкурентоспособность. Задачу предоставления оптимальных путей развития предприятия решает анализ хозяйственной д ...

Экономическая теория предмет и метод
ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ТЕОРИЯ: ПРЕДМЕТ И МЕТОД. ОБЩИЕ ЗАКОНОМЕРНОСТИ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ОРГАНИЗАЦИИ ОБЩЕСТВА ...