Психологические эксперименты Д. Канемана в экономике

Было бы преувеличением утверждать, что эти и другие работы Канемана, Тверски и их коллег-психологов перевернули экономическую точку зрения на природу человеческого суждения и поведения. Однако именно они утвердили в среде экономистов понимание того, что хорошая теория должна не только не опровергаться фактами, как этого требует позитивистский подход, но и исходить из фундаментальных наблюдаемых свойств того объекта, который она призвана описывать. Сегодня уже ни один экономист, пишущий об индивидуальном поведении, не может обойтись без рассмотрения психологических характеристик процесса принятия решений. Сама же экономическая психология и ее приложения уже в наши дни сложились в особую отрасль экономического знания - так называемую поведенческую экономику (behavioral economics), которая уверенно осваивает самый широкий круг экономических проблем - от собственно теории индивидуального поведения до задач общественного выбора и финансовой экономики.

Сказанное выше, конечно, не означает, что все задачи этой молодой науки уже окончательно решены. Поведенческая экономика только вступает в пору своей зрелости, формулируя исследовательскую программу на стыке экономики, психологии, математики и даже философии. Нобелевский лауреат Дэниел Канеман продолжает вносить существенный вклад в развитие этой дисциплины: в последние годы в фокусе его внимания оказалась проблема полезности, восходящая к И. Бентаму и Д.С. Миллю. В их классическом понимании под данным термином понималось действительное удовольствие или страдание, испытываемое индивидом в процессе "потребления" какой-либо вещи. Обширные эмпирические свидетельства, собранные за последние годы, убедительно показывают, что эту испытываемую полезность (experienced utility) нельзя отождествлять с полезностью, которую индивид прогнозирует (predicted utility), имеет в виду в момент принятия решений (decision utility) или в пору воспоминаний о переживаниях, испытанных в момент потребления блага (remembered utility).

При всей естественности такого разграничения до недавних пор оно не проводилось в экономической литературе, а ведь оно ставит исследователей-экономистов перед непростым выбором. Какую из этих концепций полезности необходимо использовать, скажем, при оценке альтернативных социальных программ или мер по благоустройству города? Можно ли полагать, что предельная полезность общественных благ для богатых людей действительно заметно ниже, чем для бедных, или же это различие обусловлено лишь привыканием первых к более высокому уровню потребления, при том что базовые испытываемые полезности в действительности равны? Понятно, что эти и подобные им вопросы, вошедшие "с подачи" Канемана в исследовательскую программу психологической и поведенческой экономики, не только не оторваны от реальной жизни, но носят самый что ни на есть конкретный, даже прикладной характер.

С другой стороны, исследования испытываемой полезности показали, что она в отличие от других концепций поддается не только измерению, но и может быть описана математически26. Это наглядно доказывает, что психологическая экономика не ограничивается констатацией экспериментальных фактов, но стремится давать им строгие объяснения. Взяв на вооружение результаты исследований когнитивных психологов, экономическая наука не отказывается от принципиальной установки на описание закономерностей индивидуального поведения. Напротив, она наполняет современные теории новым содержанием, базирующимся непосредственно на эмпирических данных, и обогащает свой методологический арсенал более глубоким пониманием природы человеческой рациональности - вплоть до фактического отказа от модели homo oeconomicus в пользу более реалистичных и эмпирически корректных спецификаций. Нобелевский лауреат Дэниел Канеман и его многолетний соавтор Амос Тверски сыграли ключевую роль в этом процессе: они не только проложили мосты между психологическими экспериментами и экономической теорией, но и заложили фундамент будущей единой теории человеческого поведения, отвергающей любые претензии какой-либо одной общественно-научной доктрины на безусловную монополию на истину (8).

Основное содержание исследовательской программы экономической психологии (и поведенческой экономики в целом) удачно обобщено ими самими: "Идеализированная предпосылка рациональности, принятая в экономической теории, обычно обосновывается двояко. Во-первых, утверждается, что только рационально действующие индивиды могут выжить в конкурентной среде. Во-вторых, представляется вероятным, что поведение, не основанное на этой пред посылке, неизбежно окажется хаотическим и не поддающимся ни какому научному объяснению. Оба аргумента сомнительны. С одной стороны, многие эмпирические свидетельства наглядно подтверждают, что люди могут прожить всю жизнь в конкурентной среде, так и не научившись применять линейные веса или обходить эффекты оформления. Но еще более важным представляется тот факт, что человеческий выбор нередко оказывается упорядоченным, хотя и не обязательно рациональным в традиционном смысле слова". Уточнение понятия рациональности и его научное описание и должно, по всей вероятности, стать центральным компонентом исследовательской программы экономической психологии и поведенческой экономики в обозримом будущем.

Перейти на страницу: 2 3 4 5 6 7 


Другие статьи по экономической теории

Экономические циклы, их виды, влияние на различные отрасли экономики
Проблема. Экономическому развитию свойственны два основных типа движения во времени - необратимое, которое отражает трендовое или вековое движение экономики в направлении роста её ...

Экономические интересы, их виды и роль в экономике
Уровень развития производительных сил всегда являлся важнейшим критерием состояния общества и показателем общественного прогресса. Взаимодействие человека и общественного производства в ...

Повышение прибыли и снижение себестоимости продукции на предприятии
В настоящее время в России развивается производство, а вместе с ним рынок и экономика страны. Если раньше в начале девяностых годов при дефиците товаров не стояла острая проблема реализа ...